Поиск
  • kkubforum2016

Новая концепция трехмерного изучения художественной литературы в вузе


Зухра Ахметовна Кучукова
Зухра Ахметовна Кучукова

Новая концепция трехмерного изучения

художественной литературы в вузе


Зухра Ахметовна Кучукова,

доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литератур Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова",

г. Нальчик, Республика Кабардино-Балкария


Лиана Бурхановна Берберова,

кандидат педагогических наук, старший преподаватель Департамента английского языка и профессиональной коммуникации

Федерального государственного образовательного бюджетного учреждения высшего образования "Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации" (Финансовый университет),

Москва, Россия


Бурхан Абуюсуфович Берберов,

доктор филологических наук, профессор, заведующий сектором карачаево-балкарского фольклора Института гуманитарных исследований - филиал ФНЦ "Кабардино-Балкарский

научный центр Российской академии наук",

г. Нальчик, Республика Кабардино-Балкария


Аннотация. Актуальность исследования обусловлена необходимостью модернизировать методику преподавания национальной литературы в российских региональных вузах с учетом текущих процессов глобализации. Предложенный метод имеет условное название "три фланга" и предусматривает изучение родной для студента литературы в тесной соотнесенности с русской классической и зарубежной литературой. С педагогической точки зрения системно-синергетический подход особенно важен для такого полиэтнического и поликультурного региона как Северный Кавказ. Новизна заключается в альтернативной концепции изучения национальной (балкарской) литературы. Цель статьи – обосновать целесообразность и эффективность сравнительно-сопоставительного метода изучения художественной литературы и предложить трехмерную модель, которая в настоящее время на уровне спецкурса апробируется на филологическом факультете Кабардино-Балкарского государственного университета. Задачи исследования: 1) выявление типологически сходных явлений в зарубежной, русской и северокавказской литературах; 2) идентификация архетипических мотивов и образов в рамках прототекста и интертекста; 3) констатация "международных" сюжетов, обусловленных феноменом ускоренного развития национальных литератур 4) определение перечня компаративно маркированных произведений в мировой литературе. Методология. В процессе исследования использовались сравнительно-исторический, системно-структурный и аксиологический методы научного анализа. В целях упорядочения поликультурного материала применялись логические принципы анализа – классификация, типология, обобщение, а также метод сплошной выборки с выявлением репрезентативных художественных текстов. Результаты. Глобализация вносит свои коррективы в методику изучения этнических литератур. В данной статье представлен педагогический эксперимент, проводящийся в настоящее время в одном из северокавказских университетов. Суть эксперимента заключается в компаративном изучении национальной литературы, которая переводится на уровень мировых сопоставлений.

Ключевые слова: национальная литература, трехмерное изучение, ускоренное развитие, актуальные матрицы.

4-5 декабря 2020 г. в РУДН состоялась VI Международная научно-практическая конференция с примечательным названием "Би-, поли-, транслингвизм и лингвистическое образование" [1], где участниками неоднократно подчеркивалась мысль об актуальности сравнительно-сопоставительных исследований (компаративистики), позволяющих крупным планом увидеть локальное и универсальное, этническое и вселенское, взятые в их органической соотнесенности.

Процессы, связанные с глобализацией, постепенно приучают просвещенных людей к абсурдности изучения национальной литературы, вырванной из контекста мировой культуры. Название монографии К.К. Султанова "От Дома к Миру" [17] в этом отношении для многих преподавателей отечественной литературы постепенно становится руководством к действию. Люди по-новому осмысливают глубинный смысл афористического выражения казахского поэта Олжаса Сулейменова о том, что "нет Запада и нет Востока, а есть только восход и заход Солнца" [16], которое указывает на общность человеческого мышления и единство исторических корней в культуре.

Диахрония: идея повторяемости

С этой точки зрения считаем целесообразным начинать изучение любой национальной литературы, прежде всего, с диахронической позиции, с обращения к мифологическим словарям, где "мифотворчество рассматривается как важнейшее явление в культурной истории человечества", где "космос представляется живым великаном, из частей которого может быть создан мир" [12, с. 12].

До появления интернета, в эпоху "китайских стен" и "железных занавесов" каждая этнокультура мыслилась как автономная, уникальная и неповторимая как в целом, так и в своих структурных компонентах. В предисловии практически к каждому сборнику национальных сказок составители считали должным подчеркнуть, что русская (украинская, армянская, узбекская, эстонская, любая другая) сказка является самобытной, неповторимой, единственной в своем роде.

В предлагаемом нами новом (пока гипотетическом) учебнике по национальной литературе сразу после знакомства с ключевыми мифомотивами следует дать раздел о древнейшем фольклорном памятнике "Панчатантра" (Пятикнижие), созданном в III в. н.э. на санскрите – официально признанном праязыке человечества.

Как отмечают историки литературы, у названной книги необычная творческая судьба, связанная с тем, что сам древнейший памятник не сохранился, но, к счастью, его успели переложить на свой язык арабские скрипторы, в частности, Ибн аль Мукаффа, про которого говорят, что он "больше чем переводчик, но меньше, чем автор" [8, с. 5]. Арабская версия "Панчатантры" дошла до современного читателя под названием "Калила и Димна" [8]. Ее жанровый состав определяют сказки, басни, притчи.

Авторы данной статьи много раз были свидетелями той "культурной революции", которая на их глазах совершалась в головах учеников, студентов, и в особенности, этноцентристов, убеждавшихся в том, что еще в "допотопные" времена, задолго до рождения сегодняшних этнических сообществ и национальных сказок, в "Камиле и Димне" (и еще в нескольких древнейших источниках) уже были зафиксированы "первосемена" и "первокирпичики" мировой культуры.

Основоположниками "миграционной теории" и "бродячих сюжетов" [11, с. 58] отслежено движение по земному шару фольклорных архифабул "Панчатантры", которые постепенно оседали и укоренялись в устном творчестве самых разных народов. Затрагивая вопрос об эволюционном развитии методов изучения фольклора, отметим, что раньше в доинтернетный период для того, чтобы отследить "фольклорную логистику" архифабул, специалистам приходилось читать целые "библиотеки". Только так можно было "запеленговать" то или иное "перелетное семя" родом из Древней Индии, оказавшееся в популярной этносказке сегодняшнего дня. В ХХI веке современному ученику или студенту достаточно в Яндексе набрать название или мотив фольклорного текста из "Камилы и Димны", как тут же его генетические родственники обнаруживаются в английских, немецких, испанских, итальянских, американских, русских, азербайджанских, таджикских, балкарских, кабардинских и др. сказках, притчах, баснях.

К сказкам, которые фактически из древнейшего индийско-арабского "сундучка" добрались до сегодняшних книжных полок и интернет-сайтов, относятся "Лев и мышонок", "Сказка про енота", "Рикки-Тикки-Тави", "Лиса и журавль", "Лягушка-путешественница", "Три брата", "Жадная собака", "Обезьяна и черепаха", "Лев и заяц" и др. Естественно, внедрение архифабул в новую культуру происходило путем национальной адаптации, которая "приближает текст к той литературе и к той среде, где отныне начинается его вторая жизнь" [20, с. 43].

Литературоведческий анализ показывает, что национальная адаптация осуществляется разными методами, в числе которых приоритетное место занимают перевод, стилизация, компрессия и беллетризация.

Прием национальной адаптации, прежде всего, предусматривает трансформацию предметного мира, "интерьера" сказки для того, чтобы художественным сознанием нового слушателя-читателя инокультурный текст не отторгался. Приведем простой пример. В индийско-арабском первоисточнике встречается сказка под названием "Черепаха и утки". Классик русской литературы В.М. Гаршин (1855-1888) при художественной обработке древнейшего сюжета экзотический образ черепахи осознанно меняет на "лягушку" - образ, рационально и эмоционально более приближенный к славянской ментальности.

На наш взгляд, для того, чтобы ученик (студент) почувствовал глубину своих историко-культурных корней, на одном из уроков ему в обязательном порядке следует предложить соотнести мир его родных сказок с фольклорным материалом "Панчатантры" и крупным планом рассмотреть миграционный, транскультурный путь хотя бы одной, отдельно взятой сказки.

Обучающимся обязательно следует рассказать о финских ученых Антти Аарне (1867-1925) и Стите Томпсоне (1885-1976), которые создали Международный каталог сказочных сюжетов и мотивов. На определенном этапе развития цивилизации у человечества появляется потребность систематически письменно фиксировать "сгустки мысли", накопленные коллективным разумом, отсюда - всевозможные энциклопедии, словари символов, культурных концептов и литературных архетипов. Их высший смысл заключается в формировании "мобилизованного человека" [18, с. 132], который в любой сложной ситуации получит социально одобряемый ориентир для преодоления хаоса в физическом и духовном пространстве.

Синхрония: актуальные матрицы

Закон повторяемости архифабул осуществляется в мировой литературе не только по исторической вертикали, но также и по географической горизонтали. В этом контексте при изучении национальной словесности следует отталкиваться от теории российского философа и литературоведа Г.Д. Гачева (1929-2008) об ускоренном развитии литературы, согласно которой "многие народы Восточной Европы, советского и зарубежного Востока, Африки, Латинской Америки, задержавшиеся в силу тех или иных причин в своем развитии в определенный момент (обычно это бывает в эпоху складывания наций) пробуждаются к новой исторической жизни, включаются в единый мировой исторический процесс и за короткое время стремительно продвигаются вперед, догоняя, а в чем-то и перегоняя другие страны, народы и культуры" [5, с. 4].

Поддерживая и развивая гачевскую теорию, следует отметить, что литературная "ноосфера", опоясывающая весь земной шар, стремится к выравниванию, внутренне подчиняясь закону сообщающихся сосудов. Художникам всегда было свойственно учиться друг у друга, вследствие чего так много общего между "Паломничеством Чайльд Гарольда" Дж. Байрона и "Евгением Онегиным" А.С. Пушкина, между "Госпожой Бовари" Г. Флобера и "Анной Карениной" Л.Н. Толстого, между романами "Над пропастью во ржи" Дж. Сэлинджера и "Глазами клоуна" Г. Бёлля. Этот список можно продолжать, но суть его сводится к тому, что в тот или другой исторический момент в глобальном мире появляются "актуальные матрицы", которые каждый заинтересованный художник заполняет субъективным содержанием, в зависимости от политического режима, социально-экономических условий, этнического менталитета, а также уровня своего собственного литературного мастерства.

До появления интернет-технологий одним из самых главных катализаторов процесса ускоренного развития национальных литератур было искусство художественного перевода. В начале ХХ столетия практически каждый северокавказский писатель в факультативной форме занимался и практикой перевода, методично перенося в собственную этнокультурную стихию творения зарубежных и русских классиков. В этот интенсивный период активно транслировались не только художественные тексты, но и инновационные для данного региона литературные направления, жанры, стили.

Нами было проведено специальное исследование творчества Кайсына Кулиева (1917-1985) на предмет освоения им основных разделов мировой культуры в собственной художественной практике. Оказалось, что балкарский "бурный гений" в стяженном виде прошел школы "античного гекзаметра", "ренессансного антропоцентризма», "упорядоченного классицизма", "избыточного барокко", "деликатного сентиментализма", "романтического двоемирия", "оптики критического реализма", "рефлексии экзистенциализма", то есть весь краткий курс мировой литературы.

Кулиевская "Горная баллада" - яркий пример художественного транзита шотландской баллады в балкарский поэтический мир через русскую балладную эстетику, в особенности, через баллады Николая Тихонова (1896-1979). В своей автобиографической книге "Так растет и дерево" К. Кулиев пишет: "Какой точный стих у тихоновских баллад! Ни мишуры, ни украшательства. Ничего лишнего. Замечательный лаконизм. Каждая строка – словно удар клинка" [10, с. 137]. Отдавая дань уважения своему учителю, К. Кулиев "Горную балладу" завершает четверостишием:

Не хлещут доброго коня…

Баллада, если в ритме

Тебя я подстегнул, гоня, -

Пусть Тихонов простит мне!

[9, с. 69].


Здесь мы наблюдаем интересный литературный феномен "name-dropping". Раскрывая суть данного термина, современные ученые отмечают, что "отсылка к известным именам приводит к стиранию временных границ, аксиологическая направленность использования различных имен и названий создает новое пространственно-временное единство" [13, с. 199]. Другими словами, одно лишь упоминание имени Николая Тихонова, кстати, большого любителя кавказских гор, сразу подчеркивает интертекстуальную связь кулиевской баллады с балладными традициями русских авторов.

Трехмерное изучение всемирной литературы (национальная – русская – зарубежная) показывает культуротворческий потенциал актуальных матриц, которые в разносистемных культурах, сохраняя свое неразмывающееся онтологическое ядро, самозаполняются этнокультурно маркированным материалом. Самый яркий пример - три типологически сходных произведения – "Сто лет одиночества" Маркеса [4], "Прощание с Матерой" В. Распутина [14] и "Всемирный потоп" М. Емкужа [6]. Колумбиец, русский и кабардинец в основу своих текстов положили единую архифабулу, связанную с экологической проблематикой: агрессивное отношение человека природе оборачивается вселенской катастрофой. Но при этом каждый из них, облекая эту философскую идею в художественный образ, обращается к этнопоэтическим константам собственного народа. У каждого свой "курсив" в изображении ландшафта, народного логоса, зооморфного мира, коммуникативного поведения героев, ценностей духовного порядка. Как справедливо отмечает А.И. Смирнова, "этническое начало выражается в осмыслении устройства мира и связей человека с ним, в отношении к природе, в сохранении многовековых традиций и культуры этноса" [15, с. 305].

При составлении идеального учебника по национальной литературе, на наш взгляд, следует отдельный раздел посвятить творчеству писателей-билингвов. Художественная практика русофонных северокавказских писателей (Б. Чипчиков, М. Емкужев, Ю. Болатов, А. Макоев, Дж. Кошубаев, Р. Кучмезова) может стать яркой иллюстрацией процесса, где текст из индивидуальной культурной единицы "превращается в зону “перекрестного опыления” множественными смыслами, в креативное поле с повышенным потенциалом к генерации новых образов мира" [3, с. 354]. Можно сказать, что русско-кавказские культурные контакты, насчитывающие несколько столетий, и одухотворенные "кавказоведческими" произведениями А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого, современным поколением талантливых русофонов поддерживаются на тонком нейролингвистическом уровне.

Отечественный гендеролог Г.А. Брандт задается резонным вопросом: "Как могло случиться, что философия, объявившая еще с приходом Сократа человека центральным своим предметом, оставила, тем не менее, половину человечества больше, чем на 2.5 тыс. лет на обочине внимания?" [2, с. 14]. Солидаризуясь с мнением ученой, считаем целесообразным включение в рабочие программы национальных литератур специализированного гендерного раздела, предусматривающего знакомство обучающихся с современными зарубежными и отечественными гендерными исследованиями. Для Северного Кавказа, где длительное время не было принято, "чтобы писала женщина стихи" [7, с. 45], особенно актуален акт репрезентации женского голоса и женского логоса на страницах нового учебника. Для этого следует, прежде всего, сгруппировать имена Танзили Зумакуловой, Миналдан Шаваевой, Сакинат Мусукаевой, Светланы Моттаевой, Раи Кучмезовой, Любы Ахматовой, Дианы Рахаевой и на основании их творчества изучить комплекс вопросов, связанных с эволюцией женского художественного сознания, деконструкцией исторически сложившихся гендерных конструктов, спецификой женского письма, разницей между гендером и этногендером. Создание такого раздела, на наш взгляд, может стать интеллектуальной основой для "гармонизации взаимоотношений между различными слоями общества, к числу которых относятся и гендерные коммуниканты" [19, с. 6].

На основании изученного материала можно сделать следующие выводы.

1. Процессы, связанные с глобализацией, на всех образовательных уровнях требуют пересмотра прежних методических установок. Новая концепция преподавания литературы в вузах России видится в трехмерной модели, предусматривающей сравнительно-сопоставительное изучение национальной, русской и зарубежной литератур в органическом единстве по логике "от частного – к общему".

2. Для формирования у обучающихся исторического сознания рекомендуется начать изучение родной литературы с архаичных первоисточников ("Панчатантра", "Калила и Димна"), демонстрирующих планетарную общность человеческой культуры. Идея преемственности духовно-нравственных ценностей подкрепляется исследованием архетипов, символов, мифологем, концептов в диахроническом срезе.

3. Большое просветительское и воспитательное значение имеет горизонтально-синхроническое изучение всемирной литературы с выявлением и идентификацией актуальных матриц, ставших основой типологически сходных художественных произведений в творчестве балкарских, русских и зарубежных авторов. Феномен ускоренного развития, подмеченный Г.Д. Гачевым еще в середине ХХ столетия, в эпоху интернет-технологий еще больше интенсифицировался, что привело к глобализации художественной культуры. При создании новых образовательных программ и учебников по истории национальной литературы рекомендуется учитывать данные факты.

Список источников


1. "БИ-, ПОЛИ-, ТРАНСЛИНГВИЗМ И ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ" под эгидой МАПРЯЛ // VI Международная научно-практическая конференция. – М.: Российский университет дружбы народов, 4-5 декабря 2020. https://www.dpo.rudn.ru/events/v-mezhdunarodnaya-nauchno-prakticheskaya-konferentsiya-bi-poli-translingvizm-i-lingvisticheskoe-obra/

2. Брандт Г.А. Природа женщины. – Екатеринбург, УралНаука, 1999. – 154 с.

3. Валикова О.А., Демченко А.С. Транслингвальный художественный текст: проблемы восприятия //Полилингвальность и транскультурные практики. 2020. Том 17. №3. С. 352-362. DOI 10.22363/2618-897Х-2020-17-3-352-362

4. Гарсия Маркес Габриель. Сто лет одиночества. Роман. М.: АСТ, 2017. – 544 с.

5. Гачев Г.Д. Неминуемое. Ускоренное развитие литературы. – М.: Худож. лит., 1989. – 431 с.

6. Емкуж М.Х. Всемирный потоп. Повесть. – Нальчик: Эльбрус, 1994. – 128 с.

7. Зумакулова Т.М. Горские поэтессы // Избранное: Стихотворения; Поэмы. Пер. с балк. /Предисл. Кайсына Кулиева. – М.: Худож. лит., 1983. - С. 45-46. – 368 с.

8. Калила и Димна / Пер. с араб., предисл. и коммент. Шидфар Б. Я.- М., 1968.

9. Кулиев К.К. Горная баллада //Собрание сочинений. В 3-х томах. Т. I. Стихотворения. Поэмы (1935-1961). Пер. с балкарского. Вступит. статья Ираклия Андроникова. – М.: «Худож. лит.», 1976. - С. 67-69. – 557 с.

10. Кулиев К.К. Так растет и дерево. – М.: Современник, 1975. – 463 с.

11. Литературная энциклопедия терминов и понятий / Под ред. А.Н. Николюкина. Институт научн. информации по общественным наукам РАН. – М.: НПК "Интелвак", 2003. – 1600 стб.

12. Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. /Гл. ред. С.А. Токарев. – М.: Сов. энциклопедия, 1991. – Т. 1. – 671 с.

13. Новикова М.Л., Новиков Ф.Н. Name-dropping в пространстве языка и культуры: новые возможности и грани интерпретации //Филологические науки. 2020. № 6. Часть 2. С. 194-204.

14. Распутин В.Г. Прощание с Матерой. – М.: Азбука, 2019. – 608 с.

15. Смирнова А.И. Семантика национального пространства и проблема этнической самоидентификации в повести Анны Неркаги "Анико из рода Ного» //Филологические науки. 2020. №6. Часть 2. С. 300-306.

16. Сулейменов О.О. https://zyorna.ru/news/retsenzii/net-vostoka-i-zapada-est-voshod-i-zakat-3432.html

17. Султанов К.К. От Дома к Миру: этнонац. идентичность в лит. и межкультур. диалог / К.К. Султанов: Ин-т мировой лит. им. А.М. Горького РАН. – М.: Наука, 2007. – 302 с.

18.Тхагапсоев Х.Г. Культурологическая наука на парадигмальных разломах: избранные труды. – СПб: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2019. – 231 с.

19. Хараева Л.Ф., Кучукова З.А. Гендер и этногендер (на материале кабардинской прозы). – Нальчик: Издательская типография "Принт Центр", 2018. – 192 с.

20. Черкасский Л.Е. Русская литература на Востоке. Теория и практика перевода. - М.: Изд-во "Наука", 1987. – 184 с.

20 просмотров1 комментарий